Только и всего

515

Как всегда, Юра и Павлик вместе возвращались из школы домой и о чём-то шумно рассуждали, энергично размахивая руками.

— Не понимаю, что случилось с моими часами? — неожиданно переменил разговор Юра и с тревогой посмотрел на часы.

— Может, ты уронил их? — Павлик завистливо глянул на друга и подумал: «Если бы у меня были часы… я никогда не махал бы так руками!»

Но Юра, словно не расслышав вопроса, молча шагал рядом.

— А может, ты их нечаянно стукнул? — терялся в догадках Павлик.

— Да ты что?! Такого не может быть! — категорично возразил Юра. При этом нотки возбуждения и самодовольства зазвучали в его голосе.— Ведь это же папин подарок! Мне они очень нравятся, и я берегу их. Но почему-то они отстают…

— Тогда это просто заводской брак,— заключил Павлик и, подражая взрослым, безнадёжно махнул рукой. — А, впрочем, давай зайдём в мастерскую, Иваныч посмотрит… Он, вообще-то, хорошо ремонтирует…

Мальчики повернули за угол дома. Пройдя с полквартала, они оказались возле небольшой мастерской и уверенно толкнули дверь.

За барьером, на полках, стояло много разнообразных часов. За столом, склонившись над большими настенными часами, сидел щупленький старичок с приятным лицом и жиденькими седыми волосами.

— Ну, молодые люди, рассказывайте, зачем пожаловали?

Приветливо улыбнувшись, часовой мастер поднялся навстречу оробевшим ребятам.

Павлик толкнул локтем немного смущённого Юру. Тот, опомнившись, невнятно проговорил:

— Мои часы плохо идут… Может, вы их посмотрите?

Пока Юра, расстёгивая ремешок, снимал часы, старичок ещё раз приятно улыбнулся, оглядывая подростков с головы до ног. Затем взял увеличительное стекло и стал внимательно рассматривать механизм. Вдруг он недовольно поморщился и покачал головой.

— Наверное, пружина лопнула,— с видом знатока прошептал Юра.

— Нет, молодой человек, ты ошибся! — мягко возразил старый мастер.— На одну из самых чувствительных шестерёнок попала пылинка. Поэтому часы постоянно отстают на долю секунды.

— Только и всего?! — удивлённо протянул Юра.— Какой пустяк! А я-то думал…

Старичок строго посмотрел на него поверх увеличительного стекла. Как глубоко проникал в душу этот взгляд! Ребятам казалось, что Игнат Иванович видит ихТолько и всего насквозь, словно открытый механизм часов.

А старый мастер, как будто не обращая внимания на съёжившихся подростков, стал негромко рассуждать:

— Да, только и всего!.. Одна еле заметная пылинка. Вы, наверное, думаете, что она слишком мала и не может повредить часам? Но именно поэтому она приносит огромный вред. Ведь её нелегко обнаружить… Более того, пылинки со временем накапливаются, так что часы могут совсем остановиться! Ну, что ж…— поднял голову мастер.— Надеюсь, вы не сильно торопитесь и подождёте немного? Я прочищу часы, и они снова будут точно идти. Вы не против?

Юра кивнул в знак согласия, а Павлик нахмурился и недовольно сдвинул брови, но возражать не стал. Он знал, что старик будет говорить что-то такое, что проникает в самое сердце, а этого-то ему не хотелось.

У Игната Ивановича была привычка говорить вслух: наполовину для себя, наполовину для других. И так как мальчикам нужно было ждать, им волей-неволей пришлось выслушать его краткие рассуждения.

— Так вот и в жизни бывает…— начал он.— Много есть маленьких, почти незаметных грехов, которые сильно вредят нам. Возьмём, к примеру, плохие и резкие слова, злые шутки и сплетни — они, подобно невидимым пылинкам, замедляют, тормозят работу всего механизма, оскверняют сердце человека.

Слово Божье говорит нам: «Больше всего хранимого храни сердце твоё; потому что из него источники жизни».

Наше сердце можно сравнить с механизмом часов. Дьявол всегда старается забросить туда какую-нибудь грязь, ну хотя бы одну незаметную соринку. Он знает, что грех, каким бы он ни был большим или маленьким, обязательно принесёт нам вред, потому что к нему присоединится другой. Поэтому мы должны быть строги ко всякому греху, даже самому незначительному, и не допускать его пребывания в сердце.

Для того чтобы сохранить своё сердце чистым, надо всегда бодрствовать, наблюдать за собой. И если заметишь какую соринку, какой-нибудь, пусть даже маленький, грех, обязательно убери его: исповедуй и попроси прощения.

Конечно, у Бога достаточно силы, чтобы сохранить нас от греха. Однако мы сами должны желать быть чистыми и непорочными…

Мастер закрыл часы, ещё раз внимательно посмотрел на них и подал ребятам.

— А теперь получайте свои часы! Думаю, вы будете довольны ими! И не забывайте следить за чистотой сердца!

— Спасибо, Иваныч! — быстро проговорил Юра и стремглав выскочил на улицу вслед за Павликом.

Долго ещё звучали в сердце ребят слова часового мастера, напоминая о большом вреде незаметных, маленьких грехов.

days4god.com